Один из ключевых фигурантов уголовного дела о взяточничестве топ-менеджеров Белгазпромбанка Кузьмич рассказал в суде, как была организована преступная схема

В прошлом Кузьмич трудился замом председателя правления Белгазпромбанка. Фигурант рассказал, в какие условия Бабарико поставил бизнесменов, желающих кредитоваться в банке. Речь, в частности, шла о бизнесе Харлановича и Геращенко, а также Кобяка. Все они вынуждены были передавать деньги руководителям банка, отвечающим за принятие решения о кредитовании. Рассказал Кузьмич и о разработанных Бабарико конспиративных механизмах получения откатов. К примеру, в случае с Кобяком это было обставлено как продажа части долей супругов Кобяк в уставном фонде их фирмы «Активлизинг» эстонской компании (подконтрольной Бабарико и Кузьмичу) за символическую сумму. Ну а дальше на счета компании под видом распределенной прибыли систематически поступали откаты должностным лицам банка. В 2016 году деятельность банковских работников заинтересовала правоохранителей, после того как в одной из ячеек банка нашли документы, с информацией об элементах серой схемы. В ответ топы тактику немного изменили, но брать деньги от коммерсантов не перестали. Те обналичивали и приносили суммы прямо в рабочие кабинеты.


Обвиняемый подтвердил суду, что их преступная деятельность носила организованный характер. Он рассказал о встрече в банке, с которой, собственно, и началась эта история. Тогда ему и коллегам предложили "доить" коммерсантов. У каждого – свой процент. Никто, со слов Кузьмича, не возражал. Бабарико организовал открытие для каждого участника схемы офшорной фирмы-кошелька. О том, что деньги поступали на счет, предупреждал Бабарико. Кузьмич рассказал в суде, что переводил их на карту и тратил за границей – на отдых, гостиницы… Что это за деньги и за что они получены, не скрывает, понимал.

Что я увидела в этом человеке? Искреннее желание помочь судебному следствию разобраться в этом деле и принять объективное решение. Увидела, как мне показалось, раскаяние за то, что совершил. 

Что до публики, то в зале в основном «карусельщики». Одни пришли в майке с физиономией Бабарико. Особенно забавно его лицо смотрится на маечках дам с солидными формами. В перерывах дамы обсуждали процесс, точнее то, что им ничего не понятно: «За что людей судят? Обычный же, нормальный бизнес". 


К гадалке не ходи, об этом скоро запоет и горе-защитник Бабарико Лаевский. Попытается убедить общественность и суд, что клиент вел легальную коммерческую деятельность. К его сожалению, очевидно, что руководитель банка – обычный наемный работник, менеджер, которого наделили властью распоряжаться деньгами акционеров и вкладчиков, а не собственными.  Да и Кузьмич уже во всеуслышание заявил, что этот "бизнес" нелегальный, Бабарико свои схемы тщательно скрывал от акционеров, все то, что они делали – прямо запрещено нормативкой банка. Да не только банка. Такая деятельность признана преступной на международном уровне. Вспомнить хотя бы Конвенцию ООН против коррупции (Беларусь – участница). Так вот, статья 21 касается как раз подкупа в частном секторе, ну а Беларусь, выходит, тоже возложила на себя обязательства наказывать бизнесменов за откаты.

Ну и не будем забывать, что все остальные подельники экс-главы банка вину признают, считают свою деятельность незаконной.

Еще одно наблюдение из суда. Вообще, от почти цирковых представлений адвоката Лаевского складывается впечатление, что защита пытается скрыть от общественности доказательства виновности своего клиента. Например, прокурор начал оглашать показания Кузьмича, которые он давал во время следствия. Ожидаемо, что восстановить каждую деталь 15-летней преступной деятельности в свободном рассказе фигуранту сложно, поэтому суд обратился к многостраничным протоколам допросов Кузьмича, проведенных в присутствии его адвоката. И что делает Лаевский? Испуганно протестует, несмотря на то, что обвиняемый сам ходатайствовал об оглашении показаний. Помнится, адвокаты Виктора Дмитриевича хотели "еще более открытого суда". Чего боятся?

Продолжение следует.

Фото: Александр КУШНЕР