Политолог объяснил, какие технологии применялись при попытке госпереворота в Беларуси в 2020-м

Российский политолог, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова Андрей Манойло в эфире программы «Марков. Ничего личного» на телеканале ОНТ рассказал, какие технологии применялись при попытке государственного переворота в Беларуси в 2020-м.

Скриншот из видео

– Почему то, что происходило в Беларуси в 2020-м, это были ни разу не выборы со стороны оппонентов власти, а попытка госпереворота? – спросил ведущий программы Марат Марков. 

– Потому что все, что происходило в Беларуси в 2020 году, – это технология. Технология организации госпереворотов, в которой угадываются элементы, отработанные на аналогичных событиях в других странах в предыдущие годы, – указал Андрей Манойло. – В этом отношении технология госпереворота, которая применялась в Беларуси, носила типичный гибридный характер. Беларусь стала в какой-то степени точкой сборки для, как это сегодня называют, лучших практик госпереворота. Технологии, которые отрабатывались в разных странах, собрались в Беларуси в единую схему – такого не было еще нигде и никогда. Поэтому эта технология была чрезвычайно опасной.

Политолог отметил, что «общая схема организации госпереворота в Беларуси очень напоминала классическую схему цветных революций». В качестве примера таковых он привел «бульдозерную революцию» в Югославии и «евромайдан» в Украине. «Но это был только общий контур, потому что технологии конфликта и мобилизации населения, то есть вовлечения его в массовое протестное движение, были взяты из «электромайдана» в Армении, – добавил эксперт и пояснил: – Это технологии конфликта и мобилизации под неполитической повесткой, которые позволяют, в отличие от политизированных призывов, поставить под ружье большее количество людей. Потому что политические позиции у людей могут быть разными, но если их призывают защитить себя, выступить за все хорошее против всего плохого, против обнищания населения, то в этом отношении и либералы, и нелибералы независимо от политических взглядов легко вовлекаются в протестное движение. Попав в политическую толпу, они теряют свою волю и становятся частью протестной стихии».

Однако это еще не все элементы отработанных за рубежом протестных технологий, которые применялись в Беларуси. Андрей Манойло продолжил список:

– Схема связи и координации протестных групп была взята из Гонконга, она была отработана в массовых протестах и беспорядках в городе в 2019–2020 г. По большому счету, все интернет-технологии связи, обмена информацией, системы координации, когда какие-то видеоматериалы снимаются в толпе, затем переправляются через посольства и представительства зарубежных стран на Запад через спутниковую связь и там появляются на каналах экстремистского типа, – это все гонконгский сценарий. 

– Сама же в целом схема госпереворота очень напоминала цветную революцию, но по своей сути ею не была. Это был гибридный госпереворот, который развивался одновременно на двух уровнях. На нижнем уровне была имитация цветной революции, там были массовые протесты, но без «майдана», что уже настораживало, – сказал политолог.

– Появилось что-то новое?

– Скорее была архаизация тех технологий управления протестными массами, которые были в настоящих цветных революциях, что наводило на мысль: это, видимо, не основной инструмент свержения действующей власти. Основные действия, очевидно, происходили на верхнем уровне, где западная разведка (не польские и литовские, а посерьезнее ребята) искали подходы к конкретным людям [в стране, где пытались провести госпереворот], как это делалось в Венесуэле в 2019-м, – объяснил спикер.